В социологии авторитет рассматривается как сложный многоуровневый феномен. Вводится представление о системе общественных авторитетов как о регуляционном механизме, пронизывающим собой все общественные отношения.

Согласно А. П. Сафронову авторитет — объективированная идеальная ценность, признаваемая в данном сообществе и воплощенная в вещественном или умозрительном феномене. В качестве субъекта авторитета могут выступать конкретные люди, сообщества людей (организация, нация, государство и пр.), а также неосязаемые умозрительные объекты (идея, мнение, закон, власть и т. д.). Среди функций авторитета выделяются следующие: регулятивная, информационно­-познавательная, воспитательно-дисциплинирующая, побудительная, интегрирующая и др.

Отмечается, что в различных типах обществ авторитет имеет разную природу. Например, в гражданском обществе превалирует авторитет права, а в авторитарном — авторитет всего сообщества или уполномоченного властного института. При этом авторитет обладает не только рекомендательным характером, но и может иметь элемент принуждения. Последнее особенно свойственно для «официальных» авторитетов, которые непременно имеют «авторитарную» составляющую. Очевидно, что без принуждения невозможно регулировать социальные отношения.

Также отмечаются аксиологические аспекты отношений авторитета. Условием нормального функционирования системы общественных авторитетов является сформированность ценностных структур.

В педагогической науке авторитет рассматривается прежде всего с позиций его влияния на формирование личности воспитанника. По мнению О. Н. Черноморовой впервые разрабатываются представления о роли авторитета в воспитании в иезуитской педагогике. Характерным для иезуитских педагогов было строгое отношение к ученику в сочетании с индивидуальным подходом, требовательностью и заботой об успехах учащихся. При этом считалось, что ученик должен испытывать некоторый страх перед учителем. В. К. Калиничев указывает на важную связь между авторитетом и дисциплиной: «там, где существует дисциплина и организованность, там, как правило, действует сила того или другого вида авторитета». «Дисциплина не только содержится в основе авторитета, но и является его внешним проявлением, также она одновременно выступает одним из важнейших критериев авторитета». Акцент на дисциплине и авторитете учителя был характерным для педагогики Средневековья.

В период Нового времени представления о характере педагогического воздействия начинает меняться. Происходит это во многом благодаря работам Руссо, которые положили начало детоцентристской педагогике. Позиция философа заключалась в резком критическом отношении к традиционным авторитарным методам воспитания. Базовый постулат теории свободного воспитания или детоцентристской концепции заключается в представлении о природной способности ребенка к саморазвитию: ребенок сам «знает» как ему развиваться наилучшим образом и любое вмешательство — если это только не помощь — будет оказывать вредное «подавляющее» воздействие на его личность.

Однако положения детоцентристской концепции находятся в противоречии с открытиями педагогической и психологической наук, развитых на протяжении двадцатого столетия. Прежде всего, является ошибочной идея о способности к саморазвитию ребенка. Человек живет в пространстве культуры и является таковым настолько, насколько данное пространство им освоено. Очевидно, что «естественное» развитие не может сделать человека культурным, т.е. представление Руссо о том, что у дикаря «высоко развиты качества человека- гражданина», являются абсурдом.

Большой вклад в развитие представлений о педагогическом авторитете внес С. И. Гессен. Разработанная им периодизация воспитательного процесса четко определяет особенности авторитета для различных возрастов. Стадия гетерономии является периодом авторитетного влияния на воспитанника, она совпадает с периодом обучения в школе. В этом возрасте психологическая потребность ребенка в авторитете взрослого наиболее выражена. Авторитетные отношения в огромной степени способствуют становлению зрелости. В этот период вырабатывается способность сознательного подчинения нормам, формируется понятие должного или долга. Дальнейшее освобождение от личности от авторитета (на стадии автономии) представляет собой, по сути, его интериоризацию. Фазу авторитета отменить нельзя, ее можно лишь преодолеть в процессе развития, поскольку психологическая структура зрелой личности закладывается именно в период авторитетных отношений.

«Решающее значение в формировании характера имеют человеческие взаимоотношения… Отражение этих взаимоотношений составляют те влияния, которые регулируют поведение человека», замечает В. Н. Мясищев. Определяя личность как «совокупность общественных отношений», ученый подчеркивал ее общественную обусловленность. Эта обусловленность, очевидно, исходит от влияний значимых людей, т.е. от тех, кто являются авторитетными по отношению к данной личности.

Высоко оценивалась роль авторитета в воспитании в советской педагогике. При этом особо подчеркивалась роль личностных качеств педагога: «преподаватель должен снискать прочное расположение и уважение учащихся на крепком фундаменте чистоты, строгой серьезности и нравственной безупречности своей личности». «Авторитет учителя создается безупречной личной и общественной жизнью».

Значителен вклад А. С. Макаренко в формирование представлений о педагогическом авторитете. Впервые им выделено понятие «ложного авторитета», который определялся как авторитет, построенный на ложных основаниях. Макаренко выделяет более 10 видов таких авторитетов. Истинный авторитет родителя согласно Макаренко держится на следующих основаниях: знание интересов ребенка, его склонностей, привязанностей, глубокое проникновение во внутренний мир ребенка, внимательное к нему отношение. При этом забота о ребенке должна сочетаться с требовательностью, что в некоторых случаях может быть выражено в суровой форме, не допускающей возражений.

В целом, в советской педагогике авторитет рассматривается как важный фактор процесса воспитания и образования и как необходимое условие формирования личности.

Рассмотрение проблемы авторитета в области права важно для более ясного понимания этого феномена. С регулятивной точки зрения авторитет права рассматривается в плане функционирования общеобязательных и официальных норм. При этом авторитет является не только свойством уже закрепленных норм, но и целью при разработке новых юридических положений. Г. Ф. Тепанян отмечает, что законодательные тексты изобилуют использованием понятия «авторитет». Это свидетельствует о том, «какое значение придает законодатель авторитетности не только права, но и учреждаемых с его помощью социально-политических институтов». Дело в том, что авторитет права выступает его главным «обеспечителем», т.е. обуславливает его действенность.

Говоря о сложности определения авторитета в праве, автор указывает на его тесную взаимосвязь с авторитетом государственной власти в целом: усиление авторитета власти обеспечивает основания для усиления авторитета права.

Условием признания авторитета права со стороны граждан является осознание его как социальной ценности. Следовательно, необходимым является определенный уровень как общей культуры, так и культуры правовой, в частности. Здесь видна связь авторитета права с моральным сознанием. Неслучайно в качестве одного из главных ресурсов авторитета права определяется соответствие последнего системе моральных и нравственных установок, принятых в данном обществе.