Проблема авторитета может быть рассмотрена в различных аспектах: философском, социологическом, политическом, психологическом, педагогическом и пр. При этом наиболее полно авторитет исследован в философии, поскольку некоторое время данная проблема считалась сугубо философской.

В философском словаре авторитет определяется как общепризнанное неформальное влияние какого-либо лица или организации в различных сферах общественной жизни, основанном на знаниях, нравственных достоинствах, опыте; в более узком значении — одна из форм осуществления власти. Авторитет выражается в способности лица или групп направить, не прибегая к принуждению, поступки или мысли другого человека. Таким образом, согласно этому определению, авторитет является родственным понятием по отношению к власти.

А. А. Степанов, ссылаясь на исследования Д. Вико, высказывает мнение, согласно которому авторитет (auctoritas) происходит от слова «собственность». Речь идет о собственности, которая принадлежала главам семейств в Древнем Риме. В древнеримском обществе семья была главной структурной единицей, во главе которой стоял отец семейства, обладающий абсолютной властью. Считалось, что собственность эта имела священное (божественное) происхождение. В русском языке такой трактовке авторитета соответствует слово «преимущество» (преимущество).

Материальная собственность семьи сакрализовывалась, т.е. наделялась божественным происхождением. Обладание отцом семейства авторитетом (собственностью), означало в то же время наличие у него особого рода власти, основанной на уважении и страхе перед богом. Сенат в Древнем Риме (в эпоху Республики) как властная структура представлял собой не что иное, как собрание оцтов главных семейств. Именно по этой причине слово «авторитет» стали использовать по отношению к Сенату — официальному органу власти. Важно, что первоначально власть сената была неограниченной. Позднее от сенатской власти стали ответвляться и другие виды власти (в частности, власть народных трибунов), которые утверждались Сенатом — главным носителем авторитета. «Поэтому авторитет исторически выступал как источник всех других видов власти. Причем, необходимо отметить, что источник неформальный, «неписанный»».

Характер взаимоотношений между представителями Сената и народом Рима определял содержание понятия «авторитет». Патриции являлись носителями идеала, поскольку представляли собой образец служения обществу и государству. Безусловно, в реальности они не всегда следовали своему высокому предназначению, однако важно подчеркнуть, что их высокое положение обосновывалось служением высшим общественным целям. Римский народ испытывал к патрициям чувство уважения и преклонения, но при этом осознавал их предназначение. Поэтому любое малейшее отклонение реального поведения представителей Сената от идеального образца могло вызвать яростную критику и возмущение. Таким образом, носители авторитета, пользуясь уважением в обществе, в то же время постоянно оценивались на предмет своей функциональности.

В целом, авторитет принимает значение образцового примера для подражания. Отметим, что подобный характер отношений между властной элитой и народом (республиканский тип политической культуры) был свойственен для дохристианской Руси. Монархическая же политическая культура пришла — культура, основанная на безоговорочном подчинении правителю, — пришла вместе с христианством из монархической Византии.

М. Л. Антонова, ссылаясь на тексты Цицерона, отмечает, что уже тогда это понятие использовалось не только для обозначения власти сената. Оно также могло употребляться по отношению к лучшим и самым влиятельным гражданам. Авторитет давал возможность его обладателю оказывать влияние на других людей, с его мнением считались окружающие. При этом авторитет не являлся чем-то раз и навсегда установленным, основываясь на социально значимых качествах, он нуждался в постоянном подтверждении.

Большую роль в развитии представлений о понятии «авторитет» в Средневековой философии сыграли труды Августина Аврелия, который «сознательно вводит понятие «авторитет» в философию». В актуальной для того времени проблеме соотношения веры и разума Августин отдает предпочтение вере. При этом вера основана на авторитете Бога. Авторитет и вера согласно философу сильнее разума. Последний может лишь отталкиваться от базовых положений, основанных на вере и авторитете, но создать их самостоятельно он не в силах. Августин замечает: «бесчисленны явления, в подлинность которых я верю, но которых я не видел и при которых не присутствовал; множество исторических событий, множество городов и стран, которых я не видел; множество случаев, когда я верил друзьям, врачам, различным людям, — без этого доверия мы вообще не могли бы действовать и жить». То место, которое отводит авторитету Августин, характерно и для всей Средневековой философии; в сущности, оно подразумевает приоритет иррационально-волевых факторов над факторами рационально-логическими в области познания и организации жизни.

В эпоху Нового времени авторитет становится «неудобным» понятием. Зачастую он принимает значение предрассудка, затрудняющим объективное познание мира. Ф. Бэкон считается одним из тех философов, которые заложили критическое отношение к авторитету. Так, в «Новом органоне» он анализирует препятствия, которые мешают объективному беспристрастному познанию природы. Препятствия эти получают названия идолов, что само по себе наводит ассоциации с авторитетом. Идолам поклоняются, им приносят жертвы, они — ложные божества. Бэкон приводит несколько видов идолов, самым «радикальным» из которых представляется идол пещеры. «Идол пещеры суть заблуждения отдельного человека. …Происходит это или от особых прирожденных свойств каждого, или от воспитания и бесед с другими, или от чтения книг и авторитетов, перед какими кто преклоняется».

Еще одним критиком по отношению к авторитету выступает Р. Декарт с его методологическим сомнением. Представления о мире, основанные на многочисленных авторитетах философ сравнивает с нелепо нарисованной картиной. «Проведя по картине губкой и стерев всю мазню», надо позволить чистому разуму, словно выдающемуся мастеру, создать достойное произведение. Однако полностью преодолеть авторитет Декарту не удается, должно быть что-то от чего разум должен отталкиваться. Он вводит понятие «врожденных идей», которые, однако, представляют собой не что иное как определенный вид авторитета.

Одним из самых радикальных и последовательных критиков авторитета был немецкий философ М. Штирнер, который считается одним из основателей идей анархизма и индивидуализма. Ставя личность в центре мироздания, философ последовательно отрицает представления о долге, обязанностях и т.д. Государство и общество тоже им отрицаются как орудие интересов отдельных личностей. Любые авторитеты рассматриваются Штирнером как «не мое», все это лишь привидения, лучшим средством от которых является неверие. «Свое дело» он предлагает строить «на себе самом», но что под этим понимается остается неясным.

Попытки устранить авторитет из познания предпринимались и другими философами, среди которых были Д. Локк, Кондильяк, Д. Юм, О. Конт и другие. Например, О. Конт, не понимая роли религиозной веры, считал, что она должна быть преодолена. Однако ни в рационализме, ни в эмпиризме устранить авторитет в строгом смысле не удалось. Скорее происходила замена одних авторитетов другими (как это было у Декарта). При этом следует признать, что в результате этих попыток оттачивалась рационалистическая и эмпирическая методология научного познания.

Критическое отношение к авторитету, с одной стороны, и невозможность его полного устранения, с другой, привели к смещению акцентов от метафизики к естественным наукам. Механицизм и крайний сциентизм определили собой стандарты научного познания. В соответствии с этими веяниями осуществлялось построение социальных теорий общества. Возникли течения анархистов, антиавторитаристов, автономистов и пр. Были разработаны концепции индивидуализма, утилитаризма, либерализма др. Последний особенно важен, поскольку оказал огромное влияние на общественно-политическую жизнь.

Базовая идея либерализма основывается на том, что человек есть мера всех вещей, главные его ценности — личная свобода и всеобщее равенство. Союз свободных личностей — индивидов — образует гражданское общество, «которое регулируется не волей государства, не авторитетом, а легитимной правовой нормой». Важнейшей предпосылкой развития либерализма были интересы зарождающегося класса буржуазии, который, не имея возможности реализовать свои притязания в рамках классической монархии и власти духовенства, нуждался в кардинально новых моделях общества.

Одним из основных философов, внесших вклад в развитие представлений либерализма о человеческой природе, был Т. Гоббс. В своих трудах он доказывал эгоистическую природу индивида, принципиальное равенство между собой всех людей и то, что в своем «естественном» (догосударственном) состоянии все находятся в положении непримиримой борьбы: «прежде чем они (люди — Х. Р.) соединились в общество, была война, и не простая война, а война всех против всех». В трудах Д. Локка либерализм получает свою институциональную завершенность.

Разработанные им принципы устройства общества становятся основой государственности: в 1787 г. они вошли в Конституцию США и во французскую Декларацию прав человека и гражданина (1789 г.). Именно концепцией Локка датируется начало всех либерально-буржуазных преобразований Нового времени. По Локку, гражданское общество — добровольный союз эгоистов (граждан), регулируемый правовыми нормами, а парламент — главный орган власти. При этом первоначально гражданскими правами обладала лишь небольшая часть мужского населения, владеющая крупной частной собственностью.

Претворяемой в реальную политическую жизнь либеральной концепции была свойственна убежденность в «аморальной» природе человека: заботится он может только о самом себе, а если и проявляет видимую заботу о других, то исключительно с целью извлечения из этого в дальнейшем собственной выгоды. «В гражданском обществе каждый для себя цель, все другие для него ничто», писал Гегель. Под влиянием либеральной концепции в экономической теории возникла модель хозяйствующего субъекта — «человека экономического». Человеку, согласно этой модели, свойственны следующие главные характеристики:

«1. Человек независим. Это автономный, атомизированный индивид, принимающий самостоятельные решения, исходя из своих личных предпочтений.

2. Человек эгоистичен. Его основная цель — забота о своем интересе и стремление к максимизации собственной выгоды.

3. Человек рационален. Он имеет ясные и устойчивые предпочтения, осуществляет последовательный выбор средств достижения поставленной цели и рассчитывает их сравнительные издержки.

4. Человек информирован. Он не только хорошо знает собственные потребности, но обладает достаточной информацией о средствах их удовлетворения».

В целом, либерализм в значительной мере способствовал тому, что общественные авторитеты начали «мельчать и изнашиваться», а прагматичность в поведении людей — возрастать.

Не смотря на влияние либерализма на реальную общественную жизнь западного общества и психологию людей, более поздние исследования выявили ряд недостатков редукционистской либеральной модели. Ценностные отношения между людьми, их представления о должном, о долге, развитое моральное сознание, составляющее основу феномена системы общественных авторитетов признаются необходимыми условиями упорядоченной общественной жизни.

Положение авторитета на сегодняшний день является двояким. «В основе существующего общества лежит индивидуализм и рыночная рациональность», отмечает Д. Белл, и с этим связанно сдержанное отношение к авторитету: современного человека приучают к тому, что следование авторитету свидетельствует о его личной неполноценности. Но с другой стороны, сегодня становится все более очевидной роль этой формы отношений в решении самых острых общественно-политических проблем, что определяет растущий исследовательский интерес к этой теме.