Различными исследователями предложено множество определений агрессии, ни одно из которых не может быть признано исчерпывающим и общеупотребительным.

Во-первых, под агрессией понимается сильная активность, стремление к самоутверждению. Так, Л. Бендер (Bender L., 1963) говорит об агрессии как тенденции приближения к объекту или удаления от него, а Ф. Аллан (Allan F., 1964) описывает ее как внутреннюю силу (не объясняя ее происхождения), дающую человеку возможность противостоять внешним силам.

Под агрессией понимаются акты враждебности, атаки, разрушения, т. е. действия, которые вредят другому лицу или объекту. Например, X. Дельгадо (Delgado H., 1963) утверждает, что «человеческая агрессивность есть поведенческая реакция, характеризующаяся проявлением силы в попытке нанести вред или ущерб личности или обществу».

В то же время многие авторы разводят понятия агрессии как специфической формы поведения и агрессивности как психического свойства личности. Агрессия трактуется как процесс, имеющий специфическую функцию и организацию; агрессивность же рассматривается как некоторая структура, являющаяся компонентом более сложной структуры психических свойств человека.

Давая определение агрессии, ряд исследователей стремятся сделать это на основе изучения поддающихся объективному наблюдению и измерению явлений, чаще всего актов по-ведения. Например, А. Басе (Buss A., 1961) определяет агрессию как «реакцию», в результате которой другой организм получает болевые стимулы, а Уилсон (Uilson, 1964) как «физическое действие или угрозу такого действия со стороны одной особи, которые уменьшают свободу или генетическую приспособленность другой особи».

Наиболее общим определением агрессии является поведение, причиняющее ущерб. Причем ущерб может быть как прямым (нападение), так и косвенным (распространение порочащих слухов). В качестве синонимов к понятию агрессии используются понятия «деструктивность», «напористость», «нападение», «насилие», «разрушительность», «жестокость». Термином «агрессивность» обозначают ситуативную или личностную склонность к разрушительному поведению. Н. Д. Левитов (1990) описал состояние агрессивности как стеничное переживание гнева с потерей самоконтроля.

По форме агрессия подразделяется на физическую (избиение, ранение, изнасилование) и вербальную (оскорбление, распространение клеветы, отказ общаться); прямую и косвенную.

А. Басе (Buss A., 1961) ввел понятия враждебной и инструментальной агрессии. Враждебная агрессия мотивируется негативными эмоциями и намерением причинить зло. При инструментальной агрессии, наоборот, преследуются цели, не связанные с причинением вреда, т. е. агрессия становится инструментом личного обогащения или продвижения. В случае инструментальной агрессии страдания жертвы обычно не попадают в поле внимания субъекта.

Додж и Койе (Dodge, Coie, 1987) выделили реактивную и проактивную агрессию. Реактивная агрессия является ответом на кажущуюся или реальную атаку, угрозу. Проактивная агрессия (запугивание, принуждение) инициируется зачинщиком для удовлетворения собственных потребностей. Проактивная агрессия часто направлена на более слабое, беззащитное существо. Проактивная агрессия может быть враждебной (месть за неудачи случайно встретившемуся человеку) и инструментальной (преследование для достижения власти в группе; наемное убийство).

Э.Фромм разграничил злокачественную и доброкачественную агрессию. Так, доброкачественная агрессия способствует поддержанию жизни и является адаптивной. Работники милиции, военнослужащие во время боевых действий, а также ряд других специалистов нередко прибегают к агрессивным действиям, имеющим целью выполнение профессионального и гражданского долга. К доброкачественной агрессии относится самооборона, а также псевдоагрессия, при которой ущерб наносится ненамеренно. Псевдоагрессия включает в себя несчастные случаи, игровую агрессию (фехтование, борьба) и агрессию как социально приемлемое самоутверждение в условиях конкуренции.

В современной литературе последний вид поведения принято называть напористым, ассертивным, а не агрессивным. Разделение терминов «напористость» и «агрессивность» позволяет избежать неправильной оценки успешного уверенного поведения. Однако граница между напористостью и агрессией не всегда является очевидной. Более логичную картину агрессии, чем многие другие авторы, предлагает Э. Фромм. Агрессия как эволюционно закрепленное поведение не может не быть адаптивной, поэтому, по его мнению, стоит бороться только с социально опасными, мешающими приспособлению формами агрессивного поведения. Недостаток приемлемой агрессивности приводит к блокированию самоутверждения и самореализации, к слепому подчинению и ненужной жертвенности. Доброкачественная агрессия необходима для разрушения устаревших образцов, норм, для проведения инноваций. Любая творческая деятельность подразумевает отрицание сложившегося порядка и установление новых правил, теорий, законов.

Злокачественную агрессию Э. Фромм определяет как деструктивность, не связанную с сохранением жизни. Он описывает виды деструктивное™ в более широком социальном и культурном контексте, чем в большинстве современных монографий. Кроме мстительности и специфического характера, Э. Фромм выделяет экстатическую деструктивность, порождаемую некоторыми религиозными культами, идеологическими движениями, а также оргиями, которые растормаживают подавленные влечения. Последний вид агрессии приводит к служению идеалу разрушения и к хронической ненависти.

Агрессивные действия могут быть как произвольными, так и непреднамеренными. Неприемлемое непреднамеренное агрессивное поведение может быть как случайным, так и слабо осознаваемым. Так, в состоянии физиологического аффекта сознание сужается, резко снижается самоконтроль, и личность может совершить опасные агрессивные действия, не отдавая себе полного отчета в происходящем. Отдельно следует упомянуть о патологической агрессии, которая может быть следствием психотического состояния и требует медицинского вмешательства. Иррациональные убеждения, внутренние голоса, параноидальная подозрительность, идеи о божественных посланиях, мания величия — все это может выступать как патологический стимул к агрессии. Она может выступать как субъективно воспринимаемое средство самозащиты, воплощение идей мессианства, проявления героизма и т. д. Однако наличие диагностированной психической аномалии еще не является достоверным прогнозом совершения деструктивных актов.

А. Басе и А. Дарки выделяют следующие 5 видов агрессии: Физическая агрессия (физические действия против кого-либо). Раздражение (вспыльчивость, грубость). Вербальная агрессия (угрозы, крики, ругань и т. д.).

Косвенная агрессия, направленная (сплетни, злобные шутки) и ненаправленная (крики в толпе, топанье и т. д.). Негативизм (оппозиционное поведение).

Ю. Б. Можгинский выделяет два вида патологической агрессии — психотическую и трансформированную. Психотическая агрессия совершается под действием галлюцинаций и бреда и характеризуется нелепостью разрушительных поступков. Жестокое поведение при трансформированной агрессии первоначально адекватно сложившейся ситуации, но в какой-то момент трансформируется в агрессивно-патологические действия с признаками немотивированного садистского насилия. По данным Ю. Б. Можгинского, среди подростков, совершивших убийства, максимально жестокие агрессивные действия, — 82% здоровы, 12% невменяемы, т. е. характеризуются патологической агрессивностью. Из последних 6% действовали под влиянием бреда и галлюцинаций (психотическая агрессия) и 6% проявили трансформированную агрессию. Трансформированная агрессия часто является патологической компенсацией комплекса ущербности и обиды, результатом длительного стресса и глубинного кризиса личности.

В педагогической, клинической и пенитенциарной практике под агрессией понимается преднамеренное причинение ущерба другому человеку, т. е. приближено к прикладному пониманию этого термина: «Агрессивное действие — это намеренное поведение, направленное на причинение физического или психологического вреда». Такая агрессия может контролироваться личностью, а склонность к ней — снижаться благодаря социальным мерам и психолого-педагогической работе с населением.

В психоаналитическом подходе агрессия рассматривается как порождение инстинкта борьбы. Первые исследования природы агрессии принадлежат 3. Фрейду, который предположил существование не только инстинкта жизни, эроса, но и инстинкта смерти, разрушения. Агрессивная энергия вырабатывается у индивида непрерывно и со временем ищет выхода. Если с момента последнего открытого проявления агрессии прошло много времени, раздражителя вообще не требуется, взрыв агрессии происходит спонтанно. Данный механизм впервые описан 3. Фрейдом в гидравлической теории, согласно которой чувство досады, враждебности, желание разрушать и причинять боль постепенно накапливаются в человеке. Внешнее проявление эмоций, сопровождающих агрессию, может вызвать разрядку разрушительной энергии и таким образом уменьшать вероятность более опасных действий.

В этологическом подходе положение о врожденной природе агрессии находит свое развитие. К. Лоренц изучил врожденные сдерживающие агрессию начала, к которым относил родство, любовь и дружеские отношения. Согласно инстинктивистским теориям, агрессия является неотъемлемой частью человеческой природы. В психоанализе и этологии не придается большого значения ситуативным переменным. Акцент делается на характерном для личности уровне агрессивности.

Согласно К. Лоренцу, агрессия берет начало, прежде всего, из врожденного инстинкта борьбы за выживание, который присутствует у людей, так же как у других живых существ. Он считал, что агрессивная энергия генерируется в организме спонтанно, непрерывно, в постоянном темпе, регулярно накапливаясь с течением времени. Чем большее количество агрессивной энергии имеется в данный момент, тем меньшей силы стимул нужен для того, чтобы агрессия выплеснулась вовне.

Несмотря на то, что К. Лоренц, как и 3. Фрейд, считал агрессию неизбежной, он более оптимистично смотрел на возможность ослабления агрессии и контроля подобного поведения. Он полагал, что участие в различных действиях, не связанных с причинением ущерба, может предотвратить накопление агрессивной энергии до опасных уровней и таким образом снизить вероятность вспышек насилия.

В социобиологическом подходе основной акцент в изучении природы агрессии связывается с влиянием генов, т. к. они обеспечивают адаптивное поведение. Гены «приспособлены» до такой степени, что вносят свой вклад в успешность репродукции, благодаря чему гарантируется их сохранение у будущих поколений. Таким образом, индивидуумы, скорее всего, будут содействовать выживанию тех, у кого имеются схожие гены (т. е. родственников), проявляя альтруизм и самопожертвование, и будут вести себя агрессивно по отношению к тем, кто от них отличается или не состоит в родстве, т. е. у кого наименее вероятно наличие общих генов.

К ситуативной теории агрессии относится подход Дж. Долларда, который рассматривал агрессию как следствие фрустрации, аверсивной (крайне неприятной) стимуляции. Дж. Доллард считал, что фрустрация (помеха, раздражение) всегда приводит к агрессии, а агрессия всегда является следствием фрустрации.

Согласно этой теории, у индивида, пережившего фрустрацию, возникает побуждение к агрессии. В некоторых случаях агрессивный позыв встречает какие-то внешние препятствия или подавляется страхом наказания. Однако и в этом случае побуждение остается и может вести к агрессивным действиям, хотя при этом они будут нацелены не на истинного фрустратора, а на другие объекты, по отношению к которым агрессивные действия могут совершаться беспрепятственно и безнаказанно. Это общее положение о смещенной агрессии было расширено и пересмотрено Н. Е. Миллером, выдвинувшим систематизированную модель, объясняющую появление этого феномена. Автор предположил, что в тех случаях, когда индивидуумы проявляют агрессию не по отношению к своим фрустраторам, а по отношению к совершенно другим людям, выбор агрессором жертвы в значительной степени обусловлен тремя факторами:

Силой побуждения к агрессии. Силой факторов, тормозящих данное поведение. Стимульным сходством каждой потенциальной жертвы с фрустрировавшим фактором.

Кроме того, Н. Е. Миллер полагал, что барьеры, сдерживающие агрессию, исчезают более быстро, чем побуждение к этому поведению, по мере увеличения сходства с фрустрировавшим агентом. Таким образом, модель предсказывает, что смещенная агрессия наиболее вероятно будет разряжена на тех мишенях, в отношении которых сила торможения является незначительной, но у которых относительно высокое сходство с фрустратором.

Л. Берковиц дополнил теорию фрустрации положением, что фрустрация вызывает гнев, который создает готовность реагировать агрессивно; однако открытая агрессия может не проявиться. Для актуализации агрессии необходимы сигналы (посылы), разрешающие агрессию. Роль посылов к агрессии могут играть провоцирующие реплики, наличие оружия, чрезмерный страх и податливость «жертвы».

Теория социального научения агрессии А. Бандура постулирует, что агрессивное поведение представляет собой сложную систему навыков, требующую длительного и всестороннего научения. Чтобы усвоить способы разрушительных действий, человек должен наблюдать их социальные образцы, встречать поощрение при их демонстрации и внутренне одобрять собственные «успехи» в причинении ущерба другим людям. Поощрение и наказание являются регуляторами агрессивного поведения, отвечают за усиление или сдерживание деструктивных тенденций. Бандура выделял три вида поощрений и наказаний: Подкрепление собственного поведения окружающими. Отношение к самому себе. Наблюдение за поощрением и наказанием другого человека (викарный опыт).

Теория научения лежит в основе большинства программ профилактики и коррекции агрессивного поведения, т. к., по мнению многих практиков, поведенческий подход в развитии просоциального поведения является наиболее эффективным, методически универсальным и быстрым.

Когнитивные модели помещают в центр рассмотрения эмоциональные и когнитивные процессы, лежащие в основе этого типа поведения. Согласно теориям данного направления, характер осмысления или интерпретации индивидом чьих-то действий, например как угрожающих или провокационных, оказывает определяющее влияние на его чувства и поведение. В свою очередь, степень эмоционального возбуждения или негативной аффектации, переживаемой индивидом, влияет на когнитивные процессы, занятые в определении степени угрожающей ему опасности.

Агрессия принимает самые разнообразные формы. По формальным характеристикам в психологии выделяют следующие формы агрессивных действий: негативные — позитивные (деструктивные — конструктивные); явные и латентные (внешне наблюдаемая агрессия — скрытая агрессия); вербальные — физические (словесное нападение — физическое нападение); прямые — косвенные (непосредственно направленные на объект — смещенные на другие объекты); враждебные — инструментальные (с целью причинения вреда/боли другому человеку — с иными целями); эго-синтонные (принимаемые личностью) — эго-дистонные (чуждые для «Я», осуждаемые самой личностью).

Наиболее привычными, явными выражениями агрессивного поведения считаются: злословие, повышение тона и громкости голоса, аффектация (бурное проявление негативных эмоций), принуждение, негативное оценивание, оскорбления, угрозы, использование физической силы (кусание, царапание, удары), применение оружия. Скрытые формы агрессивного поведения выражаются в уходе от контактов, бездействии с целью навредить кому-то, причинении вреда себе и самоубийстве.

Агрессия может быть направлена: на окружающих людей вне семьи (например, на врачей, педагогов или сверстников); только на близких людей (без проявления агрессии вне семьи, например, на бабушку или на сибсов); на животных (птиц, кошек, насекомых); на себя (свое тело или личность, например, в форме выдергивания волос, сдирания кожи, кусания ногтей, отказа от еды в подростковом возрасте); на внешние физические объекты (например, в форме поедания несъедобного, разрушения предметов, порчу имущества и т. д.); на символические и фантазийные объекты (в форме серийных агрессивных рисунков, коллекционирования оружия, увлечения компьютерными играми агрессивного содержания).

Особую опасность для общества представляет агрессия, направленная на других людей. А. Бандура, Р. Уолтере называют ее «асоциальной агрессией» и связывают с «действиями социально-деструктивного характера», в результате которых может быть нанесен ущерб другой личности или имуществу, причем эти акты не обязательно должны быть наказуемы по закону.

Для работы с агрессивным поведением наиболее важным является дифференциация всех форм агрессивного поведения на две группы:

  • Несоциализированные формы агрессивного поведения (не носят враждебного характера и не имеют своей целью причинение ущерба другому человеку).
  • Социализированные формы агрессивного проведения (направляются враждебностью, имеют своей целью причинение ущерба или боли другому человеку).

Ведущая задача специалиста—определить индивидуальную направленность агрессивного поведения — его доминирующие мотивы. Мотивы могут осознаваться ребенком или подростком, но чаще агрессивное поведение побуждается и поддерживается бессознательными тенденциями. Индивидуальную мотивацицию агрессивного поведения можно сформулировать как психологическую цель или функцию.

Психологической целью агрессии может быть как собственно причинение страдания (вреда) жертве (враждебная агрессия), так и использование агрессии как способа достижения иной цели (манипулятивная или инструментальная агрессия).

Наиболее распространенными целями агрессивного поведения, не связанного с психическим расстройством, в переходе от враждебности к манипулятивности могут быть: причинение боли жертве, ее страдания; месть за перенесенное страдание; причинение ущерба; доминирование, власть над другим человеком; получение материальных благ (например, денег); аффективная разрядка, разрешение внутреннего конфликта; самоутверждение (повышение самооценки, сохранение самоуважения); защита от реальной или воображаемой угрозы, от страдания; отстаивание автономии и свободы; завоевание авторитета в группе сверстников; удаление препятствий на пути к удовлетворению потребностей; привлечение внимания.

Психологическая цель определяется в процессе поведенческого анализа, включающего следующие моменты: ситуация, в которой впервые имело место агрессивное поведение; ситуации, в которых агрессивное поведение проявляется в настоящее время; люди, в присутствии которых проявляется агрессивное поведение; что обычно предшествует агрессивному поведению (каковы запускающие механизмы); последующие события (состояние, мысли, действия); реакция окружающих; что исключает данное поведение (когда и благодаря чему его не бывает); отношение к агрессивному поведению самой личности.

Растормаживают поведенческий самоконтроль любые стимуляторы, а также виды деятельности, вызывающие возбуждение на фоне измененного состояния сознания. Это могут быть препараты и деятельность, меняющие восприятие действительности и повышающие уровень активности. Наиболее изученным в данной группе является влияние алкоголя на агрессивность. Сам по себе алкоголь не является непосредственной причиной агрессии. Алкоголизация разрушает способность к сложной интеллектуальной деятельности; вследствие этого человек не может сформировать неагрессивный тип реакции и прибегает к простейшему ответу на угрозу — разрушению источника опасности. Причем в состоянии опьянения преувеличивается степень угрозы, резко снижается способность учитывать все параметры ситуации. По данным Ф. С. Сафуанова, лица с невысоким уровнем базовой агрессивности в 90% случаев совершают слабомотивированные преступления в состоянии алкогольного опьянения.

Однако чаще всего агрессия вызывается словами и поступками, т. е. имеет социальный контекст. Отрицательные эмоции, вызываемые оскорблением или помехой, ведут к агрессивным намерениям. Чем выше уровень фрустрации, т. е. переживания неудачи, обиды, чем неожиданнее эта помеха, тем сильнее агрессия пострадавшего. Фрустрация может вызвать две взаимоисключающие эмоции — страх или гнев и, соответственно, два вида реагирования — бегство (уклонение) или нападение. Выбор стратегии реагирования зависит от личностных особенностей, состояния человека, а также от внешнего стимулирования того или иного вида поведения. Вербальная агрессия чаще распространена, чем физическая. Чем более несправедливым кажется проступок другого, тем выше вероятность агрессивной реакции.

Наиболее сильной детерминантой агрессии является провокация. Обвинения, издевки, насмешки пробуждают интенсивный гнев. Люди обычно отвечают на атаку контратакой. Месть служит не только самозащите, но и является средством не уронить свое достоинство, особенно в глазах окружающих. Нередко только предположение о враждебных намерениях вызывает «ответную» агрессию.

Особый вид агрессивных действий представляют собой не вызванные фрустрацией нападения на незнакомых и малознакомых людей. Начавшись с намеренного оскорбления, диалог с потенциальной жертвой переходит в ссору, угрозы и может завершиться физической агрессией. Подобная динамика может специально провоцироваться подростками, которые развлекаются избиением объекта провокации. Чаще всего инициативное нападение осуществляется группой по отношению к лицам другой национальности, другого социального слоя, непохожим на агрессора.

Агрессия как следствие подчинения авторитету, власти также не является следствием враждебных эмоций по отношению к жертве. Классические эксперименты С. Милграма показали, что даже в условиях минимальных полномочий ответственное лицо может стимулировать многих людей на совершение афессивных действий. Уровень ответственности за насилие резко снижается в ситуации подчинения. Эффективным средством против слепого повиновения приказам является демонстрация примера неподчинения. Другой фактор, ограждающий общество от агрессии — следствия повиновения авторитету, — возложение личной ответственности за причиняемый вред на исполнителя. Влияет также отношение сторонних наблюдателей. Их одобрение и поощрение усиливают агрессию, а осуждение — снижает.

Спорт создает редкую возможность выражения межличностной афессии, разрешенной обществом. Болельщики, наблюдавшие за спортивными состязаниями, проявляют более высокую агрессивность после игры. Это объясняется возбуждением, растормаживанием, деиндивидуализацией, заражением агрессией игроков. Футбол особенно массовый вид спорта, вызывающий враждебное поведение зрителей. Однако агрессивные виды спорта не только подкрепляют склонность к разрушению, но и служат средством разрядки напряжения и злости посредством катарсиса от наблюдения насилия.

Навязывание моделей агрессивного поведения реализуется в масс-медиа и референтными группами. Сцены насилия в средствах массовой информации провоцируют агрессивность зрителя, если выглядят реальными и захватывающими, если зритель отождествляет себя с агрессором или ассоциирует враждебную персону с жертвой афессии из фильма. Особенно сильно влияние фильмов на рост агрессивных настроений у раздраженной личности.

Раздражение и, как следствие, разрушительное поведение усиливается вследствие таких физических характеристик среды, как теснота, жара, холод, духота, неприятные запахи, шум, вызывающие физический дискомфорт. Чем больше внимания человек придает неприятным условиям, чем сильнее желание избавиться от них, тем выше его раздраженность. При отвлечении на другие стимулы и занятия, несовместимые с агрессией, гневливость не проявляется. Личность, не склонная переживать чувство враждебности, на дискомфортные условия реагирует подавленностью и снижением агрессивности. Так, Р. Бэрон выявил, что слишком дискомфортные условия снижают агрессию у большинства испытуемых вследствие упадка сил.

Таким образом, умеренно трудные условия среды обычно вызывают раздражительность, а при усилении негативных воздействий происходит снижение возбуждения, активности и агрессивности. В самые жаркие годы и месяцы совершается значительно больше насильственных преступлений, т. е. количество агрессивных преступлений существенно более связано с жарким климатом города по сравнению с холодными местностями, чем даже с безработицей, доходами, средним возрастом и образованием (Anderson, 1987).