В последние годы патопсихологи всё большее внимание уделяют изучению нарушений ведущих типов деятельности психически больных. Это отражает логику развития патопсихологических исследований, расширяет арсенал экспериментальных приёмов и отвечает вопросам психиатрической практики.

В изучении игры и обучения, как ведущих типов деятельности, особенно нуждается детская психиатрия, которая предполагает создание (одновременно усилиями врача, психолога и педагога) оптимальных условий для воспитания и развития аномальных детей. Использование игры в лечебных целях на практике получило название play therapy (игротерапия), а специалиста, занимающегося этой профессией, стали называть «игротерапевтом».

В истории отечественной психологии большое место занимает развитие представлений о детской игре. Задача создания новой теории игры, поставленная Л.С. Выготским, получила детализацию в работах таких виднейших отечественных психологов, как А.Н. Леонтьев, А.В. Запорожец, Д.Б. Эльконин, П.Я. Гальперин, в исследованиях их учеников. В основе отечественной теории игры лежит представление о её социальной природе. Игра понимается как «особый тип деятельности ребёнка, воплощающей в себе его отношения к окружающей и, прежде всего, социальной действительности, имеющей своё специфическое содержание и строение — особый предмет и мотивы деятельности, и особую систему действий». (Эльконин Д.Б., 1978).

На ранних этапах детства мотив игры реализует потребность ребёнка в действиях с предметами. В ходе формирования потребности действовать «как взрослый», ребёнок берёт на себя не игровые роли, а воспроизведение роли взрослого. Одним из важнейших положений отечественной теории детской игры является подход к игре как ведущей деятельности. Это означает, что «в связи с развитием игры происходят главнейшие изменения в психике ребёнка….развиваются психические процессы, подготавливающие ребёнка к новой, высшей ступени развития (Леонтьев,1972).Именно в игре формируются зачатки самосознания.

Таким образом, игра становится «источником развития и создаёт зону ближайшего развития» (Выготский Л.С., 1966). Исследование нарушений игры представляет собой модель анализа патологических явлений. Игротерапевт, изучая искаженную болезнью игру ребенка, выявляет нарушение его познавательных функций и эмоционально-аффективных состояний в совокупной цепочке взаимодействия: «восприятие — память — мышление — воображение».

Основным результатом деятельности игротерапевта становится нахождение адекватных приёмов формирования полноценной игровой деятельности ребёнка, препятствующих искажению его дальнейшего психического развития и устраняющих сложившиеся новообразования. Объектами исследования в игротерапии, в нашем случае, являются дети, больные аутизмом, и дети, имеющие задержку психического развития. Предметом исследования является аутистическое мышление. Аутизм (от греч. слова autos – сам) обозначает своеобразное течение мыслей, представлений, заключающееся в отгораживании человека от действительности и погружении его в мир внутренних переживаний. Термин «аутизм» был введён в психологию Е. Блейлером (1928) для описания особого вида мышления, регулируемого аффектом. Соответствующие аффективные потребности сводятся к стремлению испытывать удовольствия и избегать неприятных переживаний.

Аутизм — это состояние изолированности, отгороженности от мира, и механизм психологической защиты, когда сознание сталкивается с определёнными трудностями, и чувства начинают преобладать над разумом. Психическое развитие рассматривается как социализация, в процессе которой под воздействием требований окружающей среды аутизм ломается. Действия с различными игрушками являются символами неосознаваемых побуждений. Игра становится деятельностью, наименее контролируемой обществом (аутистической), в которой ребёнок получает возможность проявить подавляемые воспитанием желания и аффекты.
Противопоставление социального опыта воспитания и свободной аутистической игры содержится во взглядах А. Адлера, К. Коффки, отчасти В. Штерна и в некоторых других теориях детской игры. Игра аутистична и с точки зрения Ж.Пиаже. На определённом этапе развития у ребёнка уже нет аутизма, но сохраняется аутистическая игра с её возможностями реализации нереализуемых в действительности желаний.
Таким образом, можно сделать следующие выводы:
1. «Аутизмом» называют состояния доминирования чувственного, аффективного над логическим, рациональным.
2. Аутизм относительно познавательных процессов — восприятия, мышления, сознания означает их независимость от логических законов реальности.
3. Аутизм характеризует изначальный этап развития ребёнка, где основу психической жизни составляет «принцип удовольствия».
4. Аутизм, аутистическая игра, — это слова, употребляемые для обозначения несоциальной природы детской игры, позволяющей ребёнку удовлетворять подавляемые социумом потребности.
К типичным симптомам детского аутизма относят отход ребёнка от контактов со взрослыми и детьми, желание сохранения, постоянства окружающей обстановки, страх перед любыми изменениями, отказ от использования речи, либо речь с нарушениями коммуникативной функции. В игре аутичных детей игротерапевты отмечают однообразие их действий, манипулирование руками, использование бытовых предметов и фантазирование с патологическими элементами. При решении вопросов о природе и механизме детского аутизма игротерапевт использует различные психологические теории и проводит разнообразные экспериментальные исследования. Иногда эту работу она выполняет совместно с помощником.
Рабочий кабинет — это комната, в которой находится игровой материал, предлагаемый ребёнку для формирования особых условий взаимодействия с ним. Игровая комната просторная, светлая и уютная, ребёнок в ней должен свободно двигаться, ползать, сидеть. Очень важным условием является постоянство обстановки в комнате. Внесение новых игровых предметов должно быть всегда обдуманным и оправданным нуждами терапии, поэтому игрушки время от времени пополняются. Благодаря игре в такой комнате облегчается выражение и проявление сдерживаемых чувств, облегчается осознание ребёнком связей собственных действий с их результатом, формируется контроль за ними. Таким образом, создаются благоприятные условия для установления эмоциональных контактов и взаимопонимания ребёнка и игротерапевта.
В процессе сеансов игротерапевт обсуждает с ребёнком его чувства, эмоции и действия с игрушками. В ходе терапии ребёнок становится лицом к лицу с такой игровой ситуацией, которая адекватна жизненной ситуации, вызывающей чувство страха. Однако в игре ребёнок встречает эту ситуацию вместе с игро-терапевтом, который создаёт у него ощущение безопасности и более подходящие реакции на травмирующие ребёнка события. В результате дети получают возможность использовать эти новые реакции, которые постепенно становятся привычными ребёнку. В процессе игры психолог активно реагирует на мысли и чувства ребёнка, внимательно слушает его, обсуждает его предложения. Ребёнок отвечает на реплики и действия игро-терапевта состояниями испуга, гнева, депрессии, тревоги, вины. Такая последовательность взаимодействий преодолевает эмоциональные трудности, уменьшает напряжение, исправляет и нормализует поведение, изменяя в позитивную сторону чувства и отношения ребёнка к себе, окружающим и жизни.
Таким образом, игротерапевт постоянно поощряет ребёнка к принятию собственных решений, разбору своих мыслей и чувств и самоуправлению своим поведением. Вместе с игротерапевтом в детском саду работают и другие специалисты по работе с детьми: нейропсихолог, логопед-дефектолог, психоневролог, массажист.
Эта разновидность профессии психолога требует проявления многих высоких личных качеств: уравновешенности в эмоциональном плане, не должно быть длительной депрессии, эйфории, важно проявлять этичное отношение к ребёнку, спокойствие, умение гармонично общаться с детьми, не бояться их, понимать, играть, принимая ребёнка таким, каков он есть. Психолог не должен только жалеть ребенка (признавая ущербным). Он должен, кроме этого, уметь контролировать группу, настаивать на своём, добиваться от ребёнка послушания.